Сайт посвящён 1000 летию города Ярославля.
    Фотографии Ярославля запечатлённые на рубеже ХХ века фотографами
  Барщевским, Лазаревым, Никаноровой, Иваницким, Прокудиным-Горским и
другими, и снятые с тех же точек в начале ХХI века.
ЯРОСЛАВЛЬ
ФОТОВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ СТОЛЕТИЕ.
Ярославль один из первых городов
стоящих на столбовой дороге
истории России.
Междуцарствие, I и II ополчения.
1610-1612гг.
Для
просмотра
изображений
нажмите
на фото.

Если вы нашли
ошибку на сайте
оставьте своё
сообщение
здесь.


Рекомендуемое
разрешение
экрана монитора
1024 Х 768.
© 2004-2016гг.  Автор Паутов С.  E-mail-5SP555@mail.ru

Ярославль до Ярослава Мудрого.

История основания Ярославля.

Ярославль в домонгольский период 1010 - 1236 гг.

Ярославль и татарское иго 1237 - 1480 гг.

Ярославль в период с 1490 по 1600 гг.

Ссылка Марины Мнишек в Ярославль 1606-1608гг.

Осада поляками Ярославля 1608-1609гг.

Избрание Михаила Фёдоровича Романова на царство в 1613 году.

Ярославль в период с 1630 по 1680 гг.


--18 июля 1610 года партия недовольных постригла и заточила в монастырь российского царя Василия Шуйского. Настало после этого междуцарствие, длившееся около двух лет.
--11 декабря 1610 года погиб второй Самозванец, а знакомая Ярославлю Марина Мнишек родила сына и назвала царевичем Иоанном (судьба этого ребёнка плачевна: когда ему было 4 года, в Москве за Серпуховскими воротами он был повешен). Затем Марина отдалась атаману Заруцкому, который, имея виды на управление государством именем Марины и её сына, сильно препятствовал соединению в Ярославле войск, собиравшихся на спасение России.
--Наступил один из самых страшных в наших летописях год - 1611-й. Державная Москва попала в руки врагов и изменников. Вся Россия была в положении ужасном. Из Ярославля начали тогда писать разным городам грамоты, прося прислать к ним ратных людей, военных снарядов и денег. Воззвания Ярославцев имели успех. По их починному призыву отовсюду начали собираться в Ярославле люди служилые с предложением своего участия в общем восстании на защиту веры и отечества. Наконец, помолясь святыням ярославским, эта рать, начальство над которой принял воевода Иван Иванович Волынский, при пальбе из пушек и ружей двинулась в марте 1611 года к Москве. Но это ополчение, не особенно многолюдное, не могло оказать столице значительной помощи: смерть Ляпунова ослабила состав стоявшего около Москвы народного ополчения, а не сочувствовавшие делу защиты усиливались всё более и более.
--Почти вся Россия обращена была в пепел; множество жителей пали от меча; остальные, спасая жизнь свою бегством, скрывались в лесах и в отдалённых городах и селениях. К довершению был тогда на Руси неурожай и всегдашний спутник его - голод. "И было тогда, - говорит одно современное сказание, - такое лютое время Божия гнева, что люди не чаяли впредь спасения себе; чуть не вся земля русская опустела; и прозвали старики это лютое время - лихолетье, потому что тогда была на русскую землю такая беда, какой не бывало от начала мира: великий гнев Божий на людях, глады, трусы, моры, зябели на всякий плод земной; звери поедали живых людей, и люди людей ели, и пленение было великое людям! Сигизмунд, польский король, велел всё Московское государство предать огню и мечу и ниспровергнуть всю красоту благолепия земли русской, за то, что мы не хотели признать царём на Москве некрещёного сына его, Владислава...".
--Прежде призывал к восстанию за веру князь, в безгосударное время - патриарх. Теперь не было на Руси ни того, ни другого. И вот архимандрит Троицкой лавры Дионисий вместе с келарем Аврамием Палицыным составили к русскому народу воззвание. И сидели тогда в кельях архимандрита "писцы борзые, собирали они учительные слова из божественных писаний, составляли увещательные послания и рассылали" во все концы гибнувшего государства.
--В Нижнем Новгороде тамошний протоиерей прочёл Троицкую грамоту во всеуслышание в соборе. Тогда "муж рода незнатного, смысла мудрого, душою великий, ремеслом говядарь", земский староста Нижегородского посада Косма Минин Сухорукий начал склонять сограждан своих на пожертвование для жалования ратным людям. На убедительный призыв его собрались дружины войнов, и вождём их согласился быть испытанный в боях стольник князь Дмитрий Михайлович Пожарский.
--Между тем в Ярославле с воеводою Иваном Волынским собрались все дети боярские Ярославского уезда и до 300 старых казаков, а к ним пристали ещё и другие, и все, для большей крепости дела, целовали 16 февраля крест на соединение со всеми городами Московского государства. Ярославлю суждено было сделаться центром внешних сношений военачальников и сборным пунктом войск, для движения под предводительством Пожарского на освобождение Москвы.
--Противная партия, узнав, что Ярославль избран пунктом сбора, хотела помешать этому делу. Заруцкий послал отряд казаков к Ярославлю, и Просовецкий двигался с войском, хотел захватить Ярославль и все поморские города. Тогда Пожарский разрушил их планы, послав войско с двоюродным своим братом князем Д. П. Лопатой-Пожарским и дьяком Самсоновым, которые вступили в Ярославль прежде, чем Просовецкий успел соединиться с Заруцким, стоявшим уже близко. Враги побиты были со значительным уроном.
--В начале апреля 1612 года Ярославль первым из городов русских увидел среди себя спасителей отечества. Ярославцы вышли к ним навстречу с образами, приняли с восторгом, снабдив многих ратников из своих средств деньгами, съестными припасами и оружием, предложив всё какое у них было, имущество в распоряжение князя Пожарского. Город был превращён в огромный военный лагерь, сюда собралось около двадцати пяти тысяч ополченцев. Уже в то время было известно об опасности, таящейся в больших скоплениях людей - эпидемиях (морах). Поэтому ополчение было поделено на 3 части: одна - на юге - за Которослью, близ Толчковской слободы, у Титова ручья; другая - на Михайловом поле в Подзеленьи; третья - на северо-западе, близ Волги, недалеко от церкви Петра и Павла. Войска нетерпеливо ждали выступления в поход; но опытному в боевом деле князю Пожарскому нужно было предварительно привести некоторые дела в порядок, а для этого требовалось время, и поэтому простоял он в Ярославле около полугода. За это время князь старался образумить присягнувшего Самозванцу (беглому дьяку Сидорке), князя Трубецкого, чтобы избежать столкновений с его войсками; пространство между Москвой и Новгородом нужно было очистить от разбойнических русских и литовских шаек, чтобы не лишать себя содействия северо-восточного края. Ярославль стал на полгода фактической столицей Русского государства, здесь хранилась "государева казна".
--Между тем, тотчас по прибытии в Ярославль дружин князя Пожарского пошли отсюда грамоты по городам с советами и наставлениями. От 7 апреля писалось, например: "Бояре и окольничие, и Дмитрий Пожарский, и стольники, и дворяне, и дети боярские всех городов, и казанского государства князья, мурзы и татары, и разных городов стрельцы, пушкари и всякие служилые и жилецкие люди челом бьют...". Таков был состав стоявшего тогда в Ярославле ополчения. Далее писалось "Теперь мы все, православные христиане, общим советом согласились со всею землёю обет Богу и души свои дали на том, что нам их воровскому царю Сидорке и Марине с сыном не служить и против польских и литовских людей стоять в крепости. Сами, господа, знаете, как нам теперь без государя против общих врагов, польских, литовских и немецких людей и русских воров, которые новую кровь начинают проливать? Так по всемирному своему совету пожаловать бы вам, прислать к нам в Ярославль из всяких чинов людей человека по два, и с ними совет свой отписать, за своими руками. Да прислать к нам в Ярославль денежную казну ратным людям на жалованье". У грамоты находятся подписи, из которых узнаём и начальных людей рати, стоявшей тогда в Ярославле. Несмотря на то, что главным вождём ополчения был князь Пожарский, первые места при подписи уступлены были людям, превышавшим его саном: первая подпись принадлежит боярину Морозову, вторая - боярину князю Владимиру Тимофеевичу Долгорукому, за ним подписались окольничий Головин, князь Иван Никитич Одоевский, князья Пронский и Волконский, Матвей Плещеев, князь Львов, Мирон Вельяминов; и уже на десятом месте подписался Пожарский. 15-я подпись такая: "В выборного человека всею землёю в Козьмино место Минина князь Пожарский руку приложил". За Мининым следует ещё 34 подписи, и в том числе князей Долгорукого и Туренина, Шереметьевых, Салтыкова и Бутурлина.
--Толпы служилых людей продолжали между тем приезжать в Ярославль для соединения с ополчением; посадские люди привозили денежную казну. Предпринять же поход к Москве Пожарский всё ещё не решался: казаки заняли Углич, Пошехонье и бесчинствовали по уездам; шведы стояли в Тихвине. Нельзя было поэтому двинуться на юг, оставив этих врагов в тылу. На общем совете решили послать послов в Новгород, чтобы занять шведов мирными переговорами, а на казаков послать войско.
--Устроив все дела, ополчение стало уже наконец собираться к выходу из Ярославля, как открылся казацкий заговор на жизнь "мужа войны и совета" - князя Пожарского. Заруцким посланы были в Ярославль из подмосковного стана два казака - Обрезка и Степан, которые имели уже в Ярославле несколько соумышленников, и особенно пригоден был им для этого дела рязанец Семён Хвалов, живший во дворе князя в качестве его камердинера. Придумывали разные способы: намеревались было зарезать Пожарского сонным, наконец, решили умертвить его на пути в тесноте народа, любившего всегда окружать князя. Однажды, когда выходил он из съезжей избы для осмотра присланных пушек, казак Степан кинулся и хотел ударить князя ножом в живот, но, к счастью, нож миновал его и перерезал ногу какого-то казака Романа, находившегося рядом с князем. Предполагая в этом неосторожность или случайность, Пожарский не обратил особенного внимания, но народ заметил беду, поднял крик и сказал князю, что именно его хотел погубить злодей. Начались пытки, и виновный, сознавшись, указал и соучастников, которые тоже повинились. Узнав об этой неудаче, Заруцкий бежал из-под Москвы вместе с Мариной и её сыном.
--Убедив, наконец, перепиской из Ярославля князя Трубецкого презреть самозванца, изгнав поляков из северо-восточных городов, отклонив новгородцев от намерения посадить на русский престол шведского королевича, князь Пожарский, отслужив в соборе и Спасском монастыре молебны и приняв от митрополита Кирилла напутственное благословение, 28 июля двинулся со своим воинством из Ярославля на очищение Московского государства.
--Так военное дело освобождения Русского государства от власти иноплеменников и потом избрание нового царя весьма важной своей частью совершилось в здешнем крае; причём одна из главных и трудных ролей в этой великой трагедии выпала на долю собственно Ярославля.








К. Д. Головщиков - "История города Ярославля" - 1889г.