Сайт посвящён 1000 летию города Ярославля.
    Фотографии Ярославля запечатлённые на рубеже ХХ века фотографами
  Барщевским, Лазаревым, Никаноровой, Иваницким, Прокудиным-Горским и
другими, и снятые с тех же точек в начале ХХI века.
ЯРОСЛАВЛЬ
ФОТОВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ СТОЛЕТИЕ.
Ярославль один из первых городов
стоящих на столбовой дороге
истории России.
Ярославль и татарское иго.
1237 - 1480 гг.
Для
просмотра
изображений
нажмите
на фото.

Если вы нашли
ошибку на сайте
оставьте своё
сообщение
здесь.


Рекомендуемое
разрешение
экрана монитора
1024 Х 768.
© 2004-2016гг.  Автор Паутов С.  E-mail-5SP555@mail.ru

Ярославль до Ярослава Мудрого.

История основания Ярославля.

Ярославль в домонгольский период 1010 - 1236 гг.

Ярославль в период с 1490 по 1600 гг.

Ссылка Марины Мнишек в Ярославль 1606-1608гг.

Осада поляками Ярославля 1608-1609гг.

Междуцарствие, I и II ополчения 1610-1612гг.

Избрание Михаила Фёдоровича Романова на царство в 1613 году.

Ярославль в период с 1630 по 1680 гг.


--В 1237 году грозная рать хана Батыя, опустошив Рязань, двигалась по залитому кровью пути к резиденции великого князя - к городу Владимиру. Великий князь Георгий, оставив столицу свою на жертву врагам, с тремя племянниками своими, Константиновичами, удалился в Ярославскую область, где, в надежде на помощь других князей, и ожидал врагов на берегах реки Сити. Разгромив Владимир и сожгя в соборном храме всю семью великого князя, татары разделились: одна часть их полчищ пошла к костромскому Галичу, другая - к Ростову и Ярославлю. В 1237 году Ярославль в числе других городов был татарами выжжен, разорён, и жители перебиты, спаслись лишь немногие разбежавшиеся.
--В Ситском побоище пал 4 марта 1238 года вместе с дядей и братьями и первый удельный ярославский князь Всеволод, оставшийся и после неотысканным. Как и где спасалась при разгроме Ярославля семья Всеволода, летописи молчат, упомянув только, что "Бог сохранил Василия", который и остался княжить после своего отца в Ярославле. Наследственное княжество утвердил за ним Батый, к которому для этой цели на поклон он отправился вместе с другими князьями в 1244 году, имея тогда от роду не более 16 лет. И началась с того времени и надолго горькая повесть хождений наших князей для униженных поклонов ханам, их жёнам и мурзам в надежде на получение от них милостей.
--В 1245 году князь Василий Всеволодович опять был с поклоном у хана в Орде и около того же времени вступил в брак с некоей княжной Ксенией. От брака этого родились дочь Мария и сын Василий. В 1249 году князь Василий Всеволодович, находясь во Владимире, скончался, имея от роду около 20 лет, был привезён в Ярославль в сопровождении князя Александра Невского, князей ростовских Бориса и Глеба и 8 февраля погребён в соборном храме. Вместе со святым Василием погребён и брат его, святой Константин, убитый, как свидетельствует рукописное сказание ярославского собора, татарами. Святые мощи их обретены в 1501 году.
--К этому времени относится рассказ одного из местных преданий о битве ярославцев с татарами. Рассказ этот имеется и в летописном сказании, сообщённом, правда, не современным событию лицом, а позднейшим описателем жизни святых князей Василия и Константина - иноком Пахомием, жившим в первой половине XVI века. По кончине Василия Всеволодовича княжение унаследовал, по словам Пахомия, брат его Константин. Неизвестно, по какому случаю, - выгнать ли желали наши предки надоевших им своими поборами татар из города или не желали впускать их в город, - но ярославцы прежде всех заявили протест свой против татарщины: 3 июля 1257 года князь Константин, взявшись за оружие, вышел с многочисленной дружиной отразить неприятеля и вступли с ним в битву в предместье Ярославля за Которослью на Туговой горе. Ярославцы бились мужественно, но сила взяла верх; князь Константин был убит; много легло здесь и войнов, и поле сражения покрылось трупами павших в бою. По окончании битвы явились сюда из города жёны, дети, друзья положивших здесь свои головы. "Звук мечей и военных труб, - говорит предание, - заменился стонами и воплями безутешной скорби осиротевших, и долго-долго после того сходились ярославцы на место сражения плакать и тужить по убитым". Эта-то туга и оставила за роковой горой название Туговой.
--Со смертью Василия и Константина Всеволодовичей прекратилось мужское поколение первых ярославских владетельных князей. Сын Василия Всеволодовича Василий, вероятно, умер ещё ребёнком, так как наследницей ярославского престола - событие небывалое в Древней Руси - осталась сестра его, Мария, именем которой, за её малолетством, и начала тогда управлять мать её, Ксения. Затем Мария около 1259 года, по выбору своих дядей Васильковичей - Бориса Ростовского и Глеба Белозёрского, вступила в брак с сыном князя смоленского удельным князем можайским Фёдором Ростиславичем Чёрным, который и начал управлять с тех пор Ярославским княжеством.
--Во время Фёдорова княжения, в 1262 году, появился в Ярославле какой-то Зосима, бывший монах, принявший у татар магометанство, хвалившийся милостями к нему нового хана Коблая, публично порицавший христианство и иконы и проповедовший религию Магомета. Ярославцы расправились с ним по духу того времени: они бросили его на съедение собакам. Обстоятельство это, так как Зосиме покровительствовал живший в Ярославле татарский посол, могло бы иметь последствия печальные; но великий князь Александр Невский, ездивший тогда в Орду, сумел оправдать перед ханом и Фёдора и ярославцев, и беда миновала.
--В 1277 году монгольский хан Менгу-Темир, начиная войну с кавказкими ясами, или аланами, потребовал помощи от некоторых русских князей. В числе их находился и Фёдор. Случай этот сделал ярославского князя как доблестного витязя, известным хану и, отпуская потом Фёдора в Ярославль, хан наградил его богатыми дарами.
--В конце 1293-го или начале 1294-го года Фёдор Ростиславич снова ходил в Орду, владетелем которой был уже "надменный могуществом" Ногай, женатый на христианке, дочери греческого императора Палеолога, Евфросинии. Карамзин про это трёхлетнее отсутствие Фёдора пишет в своей повести: "Фёдор, быв в Орде, мужественною красотою и разумом столь пленил царицу монгольскую, что она желала выдать за него дочь свою. В то самое время Мария (супруга Фёдора) скончалась в Ярославле, и народ, объявив её сына Михаила своим князем, уже не хотел повиноваться отцу, который, лишась супруги и престола, согласился быть зятем хана". С вдовством препятствия к браку исчезли, хан дозволил дочери креститься, константинопольский патриарх торжественною грамотою утвердил это супружество; тесть построил в Сарае для Фёдора великолепные палаты, дав ему множество городов: Чернигов, Херсон, Болгары, Казань, - а по смерти юного Михаила Фёдоровича возвёл "сего любимого зятя на престол ярославский", на который сопровождал его отряд татар, жестоко отомстивший прежним недоброжелателям ханского зятя. Влияние Фёдора на тестя было так сильно, что, как замечается в житии его, хан дозволил даже, по просьбе зятя, устроить в магометанской Орде несколько православных церквей. Вторая супруга Фёдора, названная в крещении Анной и заслужившая имя добродетельной христианки, построила в Ярославле несколько храмов.
--Обстоятельства женидьбы Фёдора Ростиславича на татарской царевне и возвращения его на княжение ярославское рассказаны в книге протоиерея Троицкого с большими подробностями: именно, что до женидьбы Фёдор прибыл было в Ярославль, но тёща и бояре неприняли его, браня последними словами, доказывая Фёдору, что у них есть уже князь - сын его. Вероятно, властолюбивая тёща Фёдора, привыкшая ещё во время малолетства дочери своей господствовать в Ярославле, хотела влавствовать здесь и при внуке. Фёдор снова возвратился тогда в Орду и уже тогда женился; там же родились и сыновья его Давид и Константин.
--Михаил Фёдорович недолго княжил в Ярославле; он умер очень молодым. Узнав о смерти сына, Фёдор начал проситься у тестя на княжение в Ярославль. Хан согласился, проводил его с великой честью и с множеством татар, которые отомстили ярославцам за прошлые обиды.
--Благодаря родству князя с ханом, Ярославль и окрестности начали тогда наслаждаться миром и тишиною. Но для самого Фёдора не было здесь дней покоя: он должен был участвовать в княжеских междоусобицах.
--Почувствовав близость своей кончины, Фёдор Ростиславич, по примеру почти всех русских князей того времени, принял в любимом им Спасском монастыре монашество и схиму. Скончался преподобный Фёдор 19 сентября 1299 года. Под сводами Входоиерусалимской церкви Спасского монастыря, и тело усопшего положено было. Долго ли после смерти князя Фёдора жила его супруга княгиня Анна и где погребена она, летописи молчат.
--Преемником Фёдора на ярославском княжении был старший сын его Давид; младший же, Константин, не будучи сам правителем, был, как говорится в житии их, "для всех образцом благопокорности и совершеннейшей любви, пребыв до конца жизни девственным".
--Ко времени княжения Давида относится явление в 1314 году на речке Толге в 8 верстах от Ярославля особенно чтимой ярославцами чудотворной иконы Божией Матери, называемой "Толгской". На месте явления этой иконы стоит с того времени монастырь. О смерти князя Давида в житии его говорится так: "Державствуя около 22 лет, Давид преставился смертию праведника в 1321 году"; погребён он вместе с отцом своим в Спасском монастыре. Там же погребён и брат его Константин, умерший неизвестно когда.
--После князя Давида осталось два сына - Василий и Михаил, которые и унаследовали Ярославское княжество. Старшему было тогда около 10 лет. Достигнув совершеннолетия, они разделили своё владение, Василий, получивший от современников за твёрдость и самостоятельность характера, мужественный и воинственный вид, смелый и строгий взор, название "Грозного" или "Грозные очи", остался княжить в Ярославле, выделив меньшему своему брату Мологу с принадлежащими ей землями. В это время московский князь Иван Калита, пользуясь размельчанием уделов и несогласием многих князей между собой, решился положить начало политике объединения русского государства. Побывав в Орде и возвратясь оттуда в 1322 году с послом хана Узбека - Ахмалыком, он объявил, что намерен учредить в областях великого княжения благоустройство, и, при пособии Ахмалыка и татарского войска, начал с Ярославля; взял его как неприятельский город, выжег, ограбил церкви и жителей, уведя многих из них в плен.
--Вскоре, около 1330 года, Василий Давидович женился на дочери Калиты Евдоксии Ивановне. Отдавая свою дочь за ярославского князя, Калита, который, как великий князь и глава Руси, смелее уже в это время начал повелевать удельными князьями, имел, вероятно, в виду и тот расчёт, что зять, как родственник, менее будет опасен при осуществлении им задуманных планов, а может быть, даже надеялся на его содействие. Но Василий Давидович, поняв намерения тестя, скоро убедился, что новое родство влекло его в полную зависимость от великого князя московского, который, выдавши вторую дочь свою за Константина Васильевича, князя ростовского, хотел предписывать зятьям свои законы и самовластно распоряжаться в областях их. Ростовский князь покорился беспрекословно, допустив даже к себе присланного из Москвы наместника, который вмешивался и в суд, и в расправу. Но Василий Давидович, происходя по прямой линии от Мстислава Великого, старшего сына Владимира Мономаха, и, может быть, считая себя поэтому старшим в роде, не хотел быть в зависимости от Калиты, ведущего свой род от Георгия - седьмого сына Мономаха - и владевшего до получения великокняжеского престола небольшим уделом. Именуя же себя не просто князем Ярославским, а с прибавкой "великий", Василий Давидович отделился от своего тестя и, охраняя свои наследственные права, поставляющие его в отношении к великому князю вне всякой обязанности, вступил в союз с недругом своего тестя - Александром Михайловичем Тверским, величавшим себя также "великим князем", боровшимся с Калитою за первенство Твери перед Москвой и состоявшим с Василием Давидовичем также в родстве. (Они были двоюродные братья.) К ним присоединился ещё князь белозёрский Роман Михайлович. Втроём они в 1339 году отправились в Орду к хану Узбеку с жалобами на притеснения Калиты. Но хан грозно повелел тогда всем удельным князьям беспрекословно повиноваться великому князю московскому.
--Сын Калиты Симеон Иоаннович продолжал политику отца; при нём Василий Давидович уже вполне примирившийся с общим течением дел: давал московскому князю своё войско, учавствовал в его походах и войнах, имея с ним общих врагов и друзей. В 1341 году Василий Давидович ездил с великим князем на поклон к вновь воцарившемуся хану Даналибеку. Скончался Василий Давидович в 1344 году, облекшись, по словам летописца, перед смертию, по примеру деда, в Спасском монастыре в схиму. Погребён он, по словам той же летописи, в Спасском же монастыре; но место могилы его неизвестно. Жена Василия Давидовича Евдоксия Ивановна скончалась в 1342 году.
--Со времени смерти Василия Давидовича заметно начала умаляться слава Ярославля. Москва и её великий князь начали повелевать решительнее и строже, да и само Ярославское княжество начало всё более дробиться, мельчать. Умирая Василий Давидович разделил его между тремя сыновьями: старшему, Василию, выделил он Ярославль; Глеб получил удел по реке Шексне; Роман поселился на Волге, где и основал город Романов (Тутаев).
--От продолжительного времени княжения в Ярославле Василия Васильевича история сохранила одно только скорбное, печальное. В 1364 году свирепствовала в Ярославле эпидемия, известная под именем "чёрной смерти". От Пекина до берегов Евфрата и Ладоги недра земные, говорят летописцы, наполнились тогда миллионами трупов и государства опустели.
--В 1371 году промышлявшие на Волге разбоями новгородцы, враждуя против великого князя Дмитрия Иоановича, завоевали Ярославль и разграбили. Кроме того, по сказанию летописей, видимы были тогда на солнце "чёрные места, подобные гвоздям, а долговременная засуха произвела множество лесных пожаров и задымление было такое, что днём в двух саженях (4 метрах) нельзя было разглядеть человеческого лица; птицы, боясь летать, ходили по земле". Эта тьма продолжалась около двух месяцев. Луга и поля совершенно иссохли; скот умирал; бедные люди не могли за дороговизною покупать хлеба. Всюду царствовало печальное уныние.
--В 1375 году Василий Васильевич принимал со своей ярославской дружиной участие под знамёнами Донского в междоусобной войне его с князем Михаилом Тверским, домогавшимся великокняжеского престола.
--В 1380 году последовала известная битва с Мамаем на Куликовом поле, и ярославская дружина со своим князем находилась в этой знаменитой битве на левом крыле нашего войска.
--По смерти Василия Васильевича около 1400 года Ярославское княжество раздробилось ещё на более мелкие части. После него осталось пять сыновей, из которых старший, Иван Васильевич, вступил на престол ярославский, второй, Фёдор, получил выдел в Ярославле же (Фёдор скоро скончался, и тогда Иван один стал княжить в Ярославле); третий, Симеон получил в удел волость Новленскую; четвёртый, Дмитрий, - земли около Кубенского озера; что получил пятый брат, Воин, - в летописях не сказано.
--Чёрная смерть, не оставлявшая Русь несколько лет, снова посещала Ярославль и в княжение Ивана Васильевича (с 1419 по 1427 год). Люди, приводит Карамзин слова немецкого историка Кранца, ходя, падали на улицах и в одну минуту испускали дух; здоровые шли погребать усопших и, внезапно лишаясь жизни, в той же могиле были сами погребаемы. К этому бедствию присоединилось ещё другое: в 1419 году глубокий снег выпал 15 сентября, когда хлеб не везде ещё был убран; последствием преждевременной зимы стал общий голод, продолжавшийся во всей Руси около трёх лет; люди питались кониною, мясом собак, кротов, даже человеческими трупами. Говоря затем о 1422 годе, Карамзин прибавляет, что люди умирали тысячами в домах и гибли от необыкновенного зимнего холода на дорогах. К этим бедствиям около того же времени прибавлялись зимы без снега и необыкновенные бури.
--После Ивана Васильевича осталось пять сыновей, которые все и получили для себя в разных местах уделы из наследия своего отца. Ярославское же княжество с городом Ярославлем унаследовал Александр Фёдорович - племянник Ивана Васильевича.
--В 1433 году, направляясь с ратью в свой Галич, Дмитрий Юрьевич с братом своим Василием Косым разграбили на пути Ярославль и "казны всех ярославских князей". Такое выражение летописеи наводит на предположение, что удельные князья разделённого княжества Ярославского управляли своими отчинами, живя, вероятно, в Ярославле, как центре более укреплённом, или, по крайней мере, здесь хранили свои сокровища.
--Ежегодно ордынскую дань (татарщину) ярославские князья не доставляли в Москву к великим князьям, как это делали другие удельные владетели, а отдавали её приезжавшим в Ярославль ханским послам или же сами отсылали её в Орду, а именно по 1 000 рублей в год.
--6 января 1435 года около села Космодемьянского, между этим селом и селом Великим, происходило на протяжении нескольких вёрст жестокое сражение полков великого князя Василия Васильевича, с одной стороны, и князя Василия Юрьевича Косого, с другой, кончившееся поражением Косого. Решительное поражение Косого было, как предполагал Троицкий, на той горе, верстах в 17 от Ярославля, которая в память будто бы этого поражения и носит название Карабиховской и где стоит село Карабиха. Вскоре, однако, Косой собрал новую рать, прибыл с нею в Кострому и, отделив из неё 400 вятчан, отправился с ними на судах к Ярославлю с намерением овладеть им. Но ярославский князь Александр Фёдорович, предупреждённый о намерении Косого великим князем московским, посадил - это было в 1440 году - свои войска, до 7 000 человек, на суда, поставив их в Волге при устье Которосли. Доплыв по Волге до села Туношны, отряд вятчян, узнавший, вероятно, о сильной под Ярославлем рати, не посмел двигаться дальше.
--По смерти Александра Фёдоровича, 17 апреля 1471 года, Ярославль перестал быть уделом и начал управляться наместниками, по назначению великих князей и царей московских. Сын Александра Фёдоровича, князь Даниил, служил уже у великого князя московского воеводою.
--В 1480 году единодержавная Русь, находившаяся под скипетром искусного "собирателя земли" Иоанна III, свергла наконец с себя позорное татарское иго, тяготевшее над Русью в течение с лишком двух с половиной столетий.




















К. Д. Головщиков - "История города Ярославля" - 1889г.