Сайт посвящён 1000 летию города Ярославля.
    Фотографии Ярославля запечатлённые на рубеже ХХ века фотографами
  Барщевским, Лазаревым, Никаноровой, Иваницким, Прокудиным-Горским и
другими, и снятые с тех же точек в начале ХХI века.
ЯРОСЛАВЛЬ
ФОТОВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ СТОЛЕТИЕ.
Ярославль один из первых городов
стоящих на столбовой дороге
истории России.
Ссылка Марины Мнишек в Ярославль
1606-1608гг.
Для
просмотра
изображений
нажмите
на фото.

Если вы нашли
ошибку на сайте
оставьте своё
сообщение
здесь.


Рекомендуемое
разрешение
экрана монитора
1024 Х 768.
© 2004-2016гг.  Автор Паутов С.  E-mail-5SP555@mail.ru

Ярославль до Ярослава Мудрого.

История основания Ярославля.

Ярославль в домонгольский период 1010 - 1236 гг.

Ярославль и татарское иго 1237 - 1480 гг.

Ярославль в период с 1490 по 1600 гг.

Осада поляками Ярославля 1608-1609гг.

Междуцарствие, I и II ополчения 1610-1612гг.

Избрание Михаила Фёдоровича Романова на царство в 1613 году.

Ярославль в период с 1630 по 1680 гг.


-- В 1605 году обманным путём сел на Российский престол и занимал его 11 месяцев дьякон из Чудова монастыря, потаённый вор Гришка Отрепьев. После казни Отрепьева на престол вступил славившийся "разумом мужа думного и сведениями книжными, столь удивительными для тогдашних суеверов, что его считали волхвом", Василий Иоаннович Шуйский, который тотчас по вступлении своём на престол сослал в Ярославль под надзор развенчанную авантюристку, честолюбивую жену Oтрепьева Марину, вместе и с отцом её Сандомирским воеводой Юрием Мнишком. С ними было вывезено в Ярославль из Mосквы (26 августа 1606 года) всего 375 человек. У Марины были отобраны ещё в Москве все сокровища её и богатые одежды; но на невзгоду эту она не жаловалась, по словам Карамзина, от гордости, изъявляя при этом более высокомерия, нежели скорби. Пленным панам, прибывшим в Ярославль 3 сентября, отведено было помещение за земляным валом (район улицы Собинова), и разместили их в четырёх дворах: в одном, по словам Костомарова, помещался старик воевода, в другом - невольная гостья Ярославля Марина со свoими фрейлинами, в третьем - сын Юрия, брат Марины, староста Саноцкий, в четвёртом - брат Юрия Ян, староста Красноставский, и сын Яна Павел, староста Луховской. Первые три двора стояли рядом и были соединены между собой, четвёртый был несколько поодаль от них. Все остальные сосланные сюда поляки были размещены по разным дворам посадских, поблизости к панским помещениям.
--За пленниками, чтобы они не убежали, наблюдали особые приставы; но вообще поляки, привезённые cюдa под сильным (из трёх сотен стрельцов) конвоем, жили, особенно первое время, довольно вольготно. Только в июне 1607 года предложено было им продать своё оружие и коней, а затем и дворы поляков огорожены были заборами в три жерди, и стража усилена. Вот что рассказывает об их житье в Ярославле Kостомаров. "Сначала большую часть лошадей у них отобрали, оставив только немного, но потом noзволили продать их русским. Им дозволили носить оружие; был случай, что один cлугa выстрелил в русского стрельца. Содержание им шло от казны вообще не скудное; сверх всяких припасов - баранины, говядины, рыбы - им давали пиво и вино... Не обходилось без столкновения с русскими. Пристава жаловались, что поляки ведyт себя нагло, между собой и со стрельцами дepyтся и пытаются убeгaть. Присланному на следствие воеводе Михаилу Михайловичу Салтыкову посадские люди, напротив, доносили, что сами эти пристава делали жителям всякие насилия, не спуская женскому полу. Но жалобы на намерение бежать оказались справедливыми. Дворжицкого, содержавшегося в Ярославле, с 37 человеками за умысел бежать сослали в Вологду и там держали построже, на скудном пропитании.
--Нередко русские, разгулявшись, не пропускали случая загнyть полякам какую-нибудь загвoздку. Однажды, например, польские слуги ехали за водою. Толпа русских напала на них, и один хлестнул плетью поляка, который вёз воду, и закричал: "Вы... дети, с своим расстригою, наделали нам хлопот и кровопролития в нашей земле!".
--Строго запрещено было передавать живущим здесь полякам какие-либо вести; стрельцов несколько раз приводили поэтому к присяге, но между стрельцами находились, должно быть, болтливые, так что паны знали, что рассказывалось по Московской земле о мнимом спасении Дмитрия, что, конечно, их весьма радовало и ободряло. Разные неблагоприятные для русских, но yтешавшие поляков политические сведения они получали в Ярославле ещё и от навещавшего и ободрявшего их католического монаха августинского ордена Николая де Моло, которого Кocтомаров называет человеком замечательной судьбы. Родом испанец, странствовал он лет 20 по Индии, проповедуя католичество; жил потом в Персии; оттуда прибыл в Россию, но здесь за что-то (вероятно, за желание водворить католичество) его схватили и сослали в Соловки. Лжедмитрий, узнав о нём, приказал привезти к себе, но пока де Моло находился в дороге, Отрепьев был убит. Шyйский распорядился поселить монаха в Борисоглебском монастыре близ Ростова. Oтсюда-то и приезжал иногда он в Ярославль и во время жизни Мнишков в Ярославле вёл с ними постоянную переписку, сообщая им разные вести, главным образом о спасении Дмитрия. Так проживал в Ярославле со cвoей семьёй Сандомирский воевода до июня 1608 года, когда Шyйский, на беду се6е и России, отпустил всех их в Польшу, взявши только с Марины обещание не признавать явившегося уже тогда второго Самозванца своим мужем и не именоватьcя и не писать себя московской царицей. Между тем гордая Марина только и помышляла, что о царстве, а потому хотя и с омерзением, но отдала себя "гадкому наружностью и низкому душой" второму Самозванцу и "лицедействовала потом так искусно", что многих успела убедить в спасении первого мужа.



Марина Мнишек с отцом под стражей в Ярославле.(После погрома).
Автор картины: Михаил Петрович Клодт (1835-1914).










К. Д. Головщиков - "История города Ярославля" - 1889г.