Бульвар Мира
Boulevard Of Peace
Фото № 731

[Предыдущая] [Назад] [Следующая]

демонстрация на плацпарадной площади

  До 1820 года близ моста через Медведицкий овраг (на месте площади перед Вечным огнём) находилась церковь Флора и Лавра.
  Первое упоминание о деревянном Флоровском храме содержится в Переписной книге Ярославля 1646 года. Также свидетельство о древней церкви и начале строительства каменной мы находим в челобитной 1695 года городового старосты Михаила Леонтьева "со товарищи" митрополиту Иоасафу: "Близ рядов (в прошлых годах) построены смежно две церкви деревянные бесприходные подаянием верующих, одна во имя Пресвятой Богородицы Владимирской, да святителя Христова Николая Чудотворца и другая святителя Николая Чудотворца да святых мученик Флора и Лавра, и ныне де они, посадские люди многие и иные сторонние верующие люди обещали на тех церковных местах прежних воздвигнута одну каменную настоящую церковь во имя Пресвятой Богородицы Владимирской, да в приделах святителя Николая Чудотворца и святых мученик Флора и Лавра, и на то каменное строение всякие запасы припасать, и тех деревянных церквей снять и вновь строить той церкви без нашего преосвященного митрополита не смеют".
  Каменная церковь прихода была построена "иждивением многих посадских и иных торгующих людей" в 1712 году. Её главный престол освятили во имя иконы Владимирской Богоматери, но назывался храм и приход по приделу Флора и Лавра, устроенному в алтарной части. Второй, тёплый придел Николая Чудотворца находился в трапезе.
  До переустройства города по регулярному плану Флоровской церкви принадлежала земля в торговых рядах, на которой было построено 11 лавок, дававших основной доход на содержание храма и причта. Кроме того, церковь Флора и Лавра была ружной, получала постоянный доход сначала из таможенных сборов, а затем от городской думы. С 1789 года "в помощь к содержанию причта" поступало ежегодно по 50 рублей, в 1815 году эта сумма выросла до 300.
  Церковь принадлежала к типу бесстолпных храмов с трапезной и колокольней "в паперти в углу", её единственная глава была покрыта зелёной черепицей. В подклете церкви, кроме кладовых палаток, находилось жилье ("покои") для священника и пономаря, а в паперти - для дьячка.
  Иконостас в храме был необычным - "каменный, раскрашен разными красками, на нём по стене изображены краскою двунадесятые праздники, апостолы, пророки и праотцы". На колокольне висели 5 колоколов, самый большой - 18 пудов. Кстати, все имущество храма было оценено в 1658 рублей, из них самая большая сумма - 546 рублей - приходилась на колокола.
  К началу XIX века состояние Флоровского храма было признано катастрофическим. В ходе осмотра церкви в июне 1817 года выяснилось, что "алтарь холодной церкви угрожает опасностью к разрушимости от сделавшихся на нем сквозных трещин". Губернский архитектор пришел к выводу, что починить алтарную часть уже нельзя, ее следует разобрать и построить вновь. Кроме того, свод церковного здания "подвигнулся к падению", деревянная кровля сгнила, а пол значительно наклонился. В июне 1818 года Городское собрание из купцов и мещан постановило собрать на починку Флоровской церкви по 2 550 рублей с обоих сословий. Хотя некоторые ремонтные работы в алтарной части были произведены (на пожертвованные 3 500 рублей), разрушительные процессы в здании продолжались.
  Во время службы 24 мая 1820 года алтарная стена храма с двумя нижними ярусами каменного иконостаса обрушилась "с ужасным стуком и треском". А через месяц произошло событие, которое нашло отражение в летописи одного из ярославских храмов: 30 июня "в двенадцатом часу пополуночи во время литургии, совершаемой в соборной церкви, ввиду всего народа, на провождение иконы Толгской Богоматери сошедшегося, на церкви Флоровской правая стена с главой, потолком алтарным до самого пола с великим громом упала в ров". Северная и западная стены остались, но и "сие все наклонно к падению".
  Вскоре за этим происшествием последовал приказ губернатора Безобразова об окончательной разборке рухнувшего храма.